Пресса о клубе

Роман Калиниченко: У меня есть ощущение, что я могу играть в КХЛ

29.03 10:45

Защитник системы ЦСКА рассказал о своей детской мечте, позднем старте в хоккее, двух годах в Америке и первом матче в КХЛ.

 

«Я сам из Ростова-на-Дону, где хоккей был особо не развит, конечно. Про этот вид спорта я вообще не знал. В детстве ходил на легкую атлетику для развития, потом занимался самбо. В хоккей меня отдали уже в начальной школе. Мои родители хорошо общались с родителями одноклассника, а он уже занимался хоккеем соответственно. Меня решили просто привести на тренировку. Заниматься я стал с восьми лет, что поздно, конечно».

 

— Ты на коньках до этого стоял вообще?

— Разок с родителями или друзьями на катке, но это был ужас. В восемь лет пришел, стою около бортика, а все вокруг гоняют, кто спиной, кто лицом. Затянуло в итоге. Дополнительно стал ходить на утренние тренировки, папа постоянно водил, когда он не мог, то мама. Два года там катался.

 

 

— Как твой путь складывался дальше?

— Пообщались с еще одной семьей, а они предложили поехать в хоккейный лагерь. Там был тренер Михаил Михайлович Василевский, он меня приметил и предложил попробовать свои силы в Москве. Родители обрадовались, когда я им это рассказал. Тем же летом мы и переехали. И я перешел в «Серебряные Акулы».

 

— Ты с кем-то из «Акул» потом встречался в карьере?

— Да, познакомился там с Никитой Долгопятовым, Мишей Губиным, который тоже потом в ЦСКА играл по школе, ну и с Михаилом Михайловичем.

 

— Там ты провел год и затем ушел в «Крылья».

— «Крылья» были в первой группе, решили там попробовать. Задержался на полтора сезона. Нас тренировал Николай Николаевич Щедров. Он очень большую роль сыграл в моем становлении. Потом Василевский из «Акул» перешел в ЦСКА и предложил мне тоже рискнуть. Для нас с родителями переход в ЦСКА был чем-то невероятным. 

 

— С Хасановым Ринатом Равильевичем по школе успел поработать?

— Да, он пришел за 3 года до выпуска и обучил нас ещё более взрослому хоккею, старался нам помогать как на льду, так и в нашей повседневной жизни.

 

— Ты сразу встал в защиту? Или пробовал разные амплуа?

— В Ростове я нападающим был. А в лагере Михаил Михайлович спросил меня, кто я вообще. Я ответил, что могу и в нападении, и в защите, лишь бы взяли (смеется).

 

— А чего в ворота не захотел?

— Это точно не про меня (смеется). В итоге Василевский меня поставил в защиту. И вот с 10 лет я защитник.

 

— Когда ты был в ЦСКА, то тебя периодически вызывали в разные сборные, что тебе больше всего запомнилось из этого опыта?

— Каждый турнир был интересным, но запомнилась поездка в Канаду на Кубок Вызова, атмосфера там была невероятная, сильные команды собрались. 

 

— Сложно ли тебе было адаптироваться в Москве после Ростова?

— Да, в начале тяжело было. Родителям большое спасибо за то, что решились на этот шаг. С каждым годом сильнее понимал, насколько это был ответственный шаг. Даже ту же квартиру найти трудно было, родителям пришлось здесь на новую работу устраиваться. Со временем стало легче. Мы втроем справлялись.

 

В 2017 году игрок уехал в Западную хоккейную лигу, где выступал за команду «Три-Сити» где всего за два сезона провел 130 матчей и набрал в них 21 (3+18) очко.

«После Кубка Вызова разные клубы начали проявлять интерес, предложили попробовать свои силы, а мне было интересно. Опять обсудили с родителями, начал общаться с командой, которая меня задрафтовала, были теплые отношения с ней, вот и решил уехать».

 

 

 

— Ты был единственным русским в команде, как адаптировался?

— Сначала вместе со мной был Владислав Лукин, он мне как раз объяснил, что и как. Параллельно со мной задрафтовали белоруса Сергея Сапего, вот втроем и ходили. Потом приехал финн Юусо Вялимяки. По правилам в команде могло быть только два европейца. Поэтому двоим нужно было уезжать. Провели первые игры, «регулярка» началась, оставили нас с Юусо. Ребята тепло относились, руководство тоже. Мне и семья замечательная попалась, помогала во многом. Наняли мне репетитора по английскому языку, только по-русски она не разговаривала, зато эффективно занятия проходили. 

 

— У Юусо же какая-то бешеная статистика.

— Он бегал вперед, получалось все, партнеры тоже помогали, отдавали хорошие передачи.

 

— А ты чего скромничал тогда?

— Не знаю, старался, конечно, развиваться в этом плане, играть в атакующий хоккей.

 

— Ты два года провел там, быстро привык к местному менталитету?

— Было сначала непривычно. Много праздников у них, тот же Хэллоуин, на который все наряжаются. Это было интересно все.

 

 

— Сам костюм придумал?

— Это была идея парня, который со мной в семье жил. Решили такие костюмы сделать. Ходили потом по раздевалке, одного арестовали в шутку, но он тоже новичком был.

 

— Какие отношения у тебя сложились с семьей, в которой ты жил?

— Мне попалась очень крутая семья, ко мне хорошо относились, я сам был в шоке от этого. Всегда открыто говорили друг с другом, я к ним сильно привязался за эти два года, да и они тоже. Мы до сих пор поддерживаем связь.

 

— Что спрашивают?

— Об успехах интересуются.

 

— Где вы жили, когда ты там играл?

— В четырех часах от Сиэтла примерно, в штате Вашингтон. 

 

— Никто из животных не заглядывал к вам? Или вдруг что-то необычное происходило?

— Все тихо и спокойно, по дороге только перекати-поле каталось.

 

— Что тебе больше всего запомнилось из жизни вне тренировок?

— Мне понравилось как раз то, как мы праздновали Хеллоуин, как на квесты ходили, в кино. Я дважды там праздновал Рождество, так как домой не летал. 

 

— Почему решил вернуться?

— Мы с ЦСКА всегда держали связь. Подумал, что пора вернуться и развиваться здесь. Подниматься по вертикали.

 

— Получается, что ты в ВХЛ сыграл в официальном матче раньше, чем в МХЛ?

— На сборы я поехал с «молодежкой», мы провели встречу со сборной «U-18», а на следующий день - со «Звездой». И после второй игры меня уже подняли в «Звезду». 

 

— Как решил взять 42-й номер?

— На «предсезонке» я играл под 95-м номером. А уже в начале сезона назвали номера свободные, выбрал 42-й. Я в Америке играл под 4-м, по школе и в сборных тоже «4» или «6». Решил оставить четверку и двойку добавить, чтобы в сумме шесть получилось.

 

 

— Легко ли адаптировался к ВХЛ?

— Если честно, то было тяжело достаточно сначала. Ребята взрослые, профессиональная лига, нервозность присутствовала. Молодых-то я всех знал, но непривычно было: скорости выше, много было мастеровитых ребят. Я чувствовал доверие тренерского штаба, параллельно играл в МХЛ.

 

— Ты вернулся как раз в сезоне, когда ковид помешал побороться за главные кубки, но «Звезда» все же выиграла «регулярку» и получила свои медали. За счет чего тогда все получилось?

— За счет командных действий, планомерной работы тренерского штаба, все ребята полностью отдавали себя, кидались под шайбу, была хорошая взаимозаменяемость. Чувствовался профессионализм команды, у всех парней глаза горели. Прошли первый раунд, были близки к победе во втором, но коронавирус все решил иначе.

 

— Какое было моральное состояние, когда вам сказали, что на этом этапе сезон заканчивается?

— Обидно, конечно, было, но это уже не от нас зависело. Нужно было поберечь себя, семью. Спокойно перешли на карантин и ждали указаний от тренерского штаба. 

 

— Сложно было дистанционно форму поддерживать?

— Да, из дома выходить нельзя было, но нам прислали программу, по которой мы должны были заниматься. 

 

— После того сезона команда сильно обновилась и результаты пошли на спад. 

— Команда омолодилась, началась перестройка, но задачи оставались теми же: играть от первой до последней минуты. Не могу сказать, что мы конкретно проигрывали, где-то просто не везло с реализацией, не хватало опыта и хладнокровия.

 

— Как-то сказался уход Владимира Александровича Чебатуркина?

— Тренерский штаб тот же остался, требования не изменились. Мне кажется, что не хватало именно везения, а его надо заработать.

 

— У тебя в конце сезона, наоборот, увеличилась продуктивность, особенно в играх, от которых фактически зависело попадание в плей-офф.

— Не знаю, сам в шоке был. Играл как играл, наверное, опыт в первой команде придал уверенности. 

 

— Больше всех хотел в плей-офф?

— У нас все хотели, все старались, но не сложилось. Не хотели так рано сезон заканчивать

 

— 1 февраля в матче с «Югрой» ты неожиданно подрался с Иваном Воробьевым, как так вышло? За тобой никогда таких порывов не наблюдалось.

— Это были финальные игры, а нам очень сильно нужны были очки, чтобы попасть в плей-офф. Все ребята были заряжены с первых минут и выходили на лед только за победой. Я прижал его к борту, чтобы шайбу отобрать, а он начал клюшкой в шею толкать. Ну, я и перегорел сразу, потолкались, и пошло-поехало.

 

 

— Ты же обычно не дерешься.

— Я в Америке трижды дрался, по школе тоже. Хотел тонус команде задать.

 

Свой первый матч в составе «Красной Армии» защитник провел 11 октября 2019 года против «Спартака». Тогда Калиниченко забросил первую шайбу «армейцев», которые в итоге уступили со счетом 2:3.

 

«У нас был хороший шанс с «Динамо». Нужно было забирать первую игру, а мы уступили в овертайме. Не известно, как бы вся серия пошла, если бы мы тогда дожали. У «Динамо» сложилась хорошая команда в том сезоне, но и мы были не хуже, дело было в мелочах: где-то не реализовали свой момент, пропустили в меньшинстве».

 

— Как так получилось, что «Спартак» в той «регулярке» обошел вас?

— У нас тогда сильно омолодился состав, притирались, искали химию.

 

— Перед плей-офф в том сезоне команда потеряла главного тренера. 8 марта не стало Александра Георгиевича Левицкого. Как это отразилось на команде?

— Для нас это была трагедия, которую не описать словами. Мы же незадолго до этого играли молодежным составом за первую команду, Александр Георгиевич вел тренировку, а потом узнали, что он попал в больницу. Я был уверен, что все обойдется, и он сам скоро вернется. Перед плей-офф уже увидел в социальных сетях, что Александр Георгиевич ушел из жизни. Я был в шоке и не мог в это поверить. Хотели выйти на лед и обыграть всех, кого можно и кого нельзя, чтобы посвятить ему эту победу, но во втором раунде не вышло. Переносили свое горе в работу, концентрировались на его словах о том, как надо играть и отдаваться своему делу. 

 

В том же сезоне 42-й номер «армейцев» попал в состав команды Запада на Кубок Вызова МХЛ.

 

 

— Как ты узнал, что попал в состав сборной Запада?

— Если честно, то я не ожидал туда попасть. Я был вообще с «вышкой» на выезде. Захожу с утра в соцсети, а меня там все поздравляют, увидел, что меня отметили в публикации, где как раз было сказано про то, что мы с Тахиром Мингачевым едем на Кубок Вызова. Я обрадовался, конечно.

 

— А лично тебе не сказали?

— Ну были в целом разговоры, что идет какое-то голосование, тренеры выбирают, но я этому особо значения не придавал. Было бы интересно поехать туда, но я концентрировался на текущих играх. Эксперимент получился необычный, конечно. 3:5 проиграли, еще и прервали многолетнюю победную серию команд Запада. Но сама организация, атмосфера были на высшем уровне.

 

 

 Обидно было, что на Матч звезд не выбрали?

— Я хотел достойно сыграть в основной для нас встрече, но если бы позвали и на матч КХЛ, то было бы здорово. У нас спрашивали, что бы мы хотели показать на конкурсах мастерства, вот я бы силой броска померился.

 

20 февраля 2021 года ЦСКА заявил на матч против рижского «Динамо» молодежный состав. На лед тогда вышел и Роман Калиниченко.

 

«Нам сказали за несколько дней, чтобы мы все готовились, так как будет возможность сыграть. Я такой новости очень сильно обрадовался, это же такой шанс. В итоге нам объявили, что все играем. Ждал тогда очень тот матч, чтобы прочувствовать всю эту атмосферу, сыграть именно в КХЛ. Это же был дебют».

 

— Сразу начали в МХЛ все стараться?

— Да, у нас как раз были матчи с «Русскими Витязями». Мы вышли все вдохновленные, чтобы вызвали обязательно.

 

 

— Какие у тебя были эмоции от первой смены в форме первой команды?

— Было непривычно, что музыка на раскатке играет. Для меня раскатка вообще за минуту пролетела. Смотрел на трибуны, а там так много людей в атрибутике и все поддерживают. Хотелось спокойно играть, без мандража. Нам сказали, чтобы делали все, что умеем, и получали от этого удовольствие. 

 

— С Игорем Никитиным удалось поработать?

— С защитниками в основном занимался Дмитрий Юшкевич, а так весь тренерский штаб присутствовал. 

 

— Было на скамейке или на льду ощущение сумбура и непонимания, что происходит?

— Я вот сразу понял, что скорости намного выше, шайба летает постоянно. У меня лично было ощущение, что я могу тут играть.

 

— Расстроились, что проиграли?

— Да, сильно. «Рига» хорошая команда, но мы думали, что тоже можем выиграть. А уступили 1:4, четвертая - в пустые ворота.

 

 

— Зато в этом сезоне тебя уже активнее привлекали. 

— Да, я на каждый матч выходил с настроем, уверенностью и пониманием, что тренеры доверяют, за что я очень сильно благодарен. Для меня все игры были праздником. Хоть и выпускали на небольшое количество смен, но я всегда в перерывах педали крутил, чтобы не выпадать из ритма и не остывать.

 

— Как ты думаешь, над чем тебе нужно работать, чтобы закрепиться в первой команде?

— Думаю, что надо прибавить в игре без шайбы, чтобы в моих действиях было больше уверенности.

 

— Какие впечатления у тебя от работы с Сергеем Федоровым?

— Сергей Викторович большой профессионал и легендарный хоккеист. Я благодарен ему и всему тренерскому штабу за доверие и возможность выходить на лёд в составе первой команды.

 

В первом раунде плей-офф КХЛ ЦСКА встретился с «Локомотивом». Сыграть в этих встречах защитнику не удалось, но Роман наблюдал за всеми играми с трибун.

 

«ЦСКА выиграл за счет терпения и правильных действий. Плей-офф - игра ошибок, кто меньше ошибся, тот и выиграл. Особенно это сказалось в играх с овертаймами».

 

 

Блиц-опрос:

 

— Расскажи о самом запоминающемся выезде.

— Мы летели с «Красной Армией» на Сахалин, а несколько игроков опоздали на самолет и потом сами добирались. Мы были в шоке, что так вообще получилось.

 

— Три места, куда бы ты хотел поехать отдохнуть?

— На острове с белым песком и изумрудным морем, в Венеции посмотреть, как люди живут, и на карнавал в Бразилию.

 

— Три способа восстановиться.

— Пообщаться с родными, сходить куда-нибудь всей командой, чтобы набраться эмоций, поваляться и посмотреть телевизор.

 

— Топ-3 фильмов или сериалов.

— Сериал «Пацаны», «Человек-паук», «Коломбиана».

 

— Топ-3 блюд.

— Курица с макаронами, витаминный салат (огурцы с помидорами), пицца или паста.

 

— Кем ты мечтал стать в детстве?

— Актером кино, меня даже родители в студию водили, но далеко ездить было.

 

Источник: В тени рекордов

Последние новости
26 ноября 2022, суббота

На официальном сайте ЦСКА можно приобрести билеты на все домашние матчи «Звезды» в декабре. 

23 ноября 2022, среда

Во вчерашнем матче в Туле нападающий Артём Прохоров добрался до юбилейной статистической отметки. 

23 ноября 2022, среда

Сегодня исполняется 20 лет нападающему армейского клуба Дмитрию Зугану. 

22 ноября 2022, вторник

Главный тренер армейской команды подвёл итоги матча в Туле. 

Партнеры клуба
Партнеры ВХЛ
Фанзона
Рейтинг@Mail.ru Индекс цитирования